Главная » 2011 » Май » 15 » «Чайф» во Владивостоке: «наших» на фиг посылаем, и «молодую гвардию» тоже
«Чайф» во Владивостоке: «наших» на фиг посылаем, и «молодую гвардию» тоже
08:39


Сегодня в "Феско-холле" группа "Чайф" выступит с акустической программой "Снежные сны". Накануне музыканты в одном из кафе города рассказали журналистам и поклонникам о Владивостокском обществе трезвенников, куда они отправили "Наших" и что заставляет их выходить на митинги в Екатеринбурге.

Владимир Шахрин (лидер группы «Чайф», солист): Мне сегодня во Владивостоке приснился чрезвычайно странный сон. Мне почему-то явился Павел Воля, с которым я в жизни не знаком. Он был очень грустный. Я его успокаивал, жалел и говорил: "Ничего, ничего, все образуется".

Нам понравилось сочетание "зимняя акустика", потому что зимой всё звучит намного прозрачнее, без лишних звуков. И это очень похоже на то, как звучит группа на этих концертах. В программе "Снежные сны" мы будем в декорациях некоего облака или сугроба. И на сцене мы будем в пижамах. А песни помещаем в обстоятельства снов — как бы предлагаем представить, про что эта песня, если она снится. Поэтому иногда одни и те же песни слушаются по-разному.

Корр: А новые песни? Вы пять лет не выпускали альбомов.

Владимир Шахрин: Пять лет? А мы и не считали. У нас нет спешки. Во всем мире на выпуске альбомов музыканты не зарабатывают. Поэтому выдавливать из себя ничего не надо. Четыре новые песни мы записали. Одну мы даже споем завтра на концерте. Не знаю, когда альбом выйдет, но мы работаем.

Корр: А есть там политические песни?

Владимир Бегунов (гитара, бэк-вокал): Зачем? Кто придумал эту ерунду, что рок-музыкант должен быть социально протестным? Даже у Цоя нет никакого призыва. Ну, может быть, пять песен. Это фанаты ему приписали. Глупо писать песни протеста.

Владимир Шахрин: У нас в репертуаре есть три-четыре песни, жесткие социальные, но их никто не просит на концерте. Итак хватает протеста. Если хочешь социальных диспутов и разоблачений — заходи в интернет, там такого начитаешься! А мы стараемся петь то, что трогает нас. Что может затронуть душу слушателя. Я не хочу запускать в свою душу всю эту … грязь. Когда мне было 23 года, мне хотелось об этом говорить. И я говорил в конце 80-х.

Корр: Вы будете поддерживать какую-то партию в предвыборной кампании 2012 года?

Владимир Шахрин: Нам администрация президента никаких предложений о сотрудничестве не делала. Но за "Единую Россию" мы не выступали и не будем выступать.

Владимир Бегунов: "Наших" на фиг посылаем. И "Молодую гвардию" тоже.

Владимир Шахрин: Мы их пытались вразумить даже – писали им открытое письмо.

Корр: У Вас позитивные песни, они поднимают настроение. Есть у Вас рецепт сохранения душевного равновесия? От негатива, страхов, гнева?

Владимир Шахрин: Отойди подальше, чтоб не воняло! Рецепт Жванецкого. Я не зарегистрирован ни в какой социальной сети. У социальных сетей есть много плюсов, но есть один большой минус для меня — ощущение доступности… такой новый уровень панибратства. Люди, общаясь в сети, считают, что им просто необходимо вылить на тебя ушат грязи, щелкнуть по носу. Оградиться есть только один способ — нажать на кнопку "выкл".

Кто-то из поклонников: У Вас много поклонников из молодежи?

Владимир Шахрин: Многие приходят с детьми на наши концерты. У нас Екатеринбурге мы проводим ежегодный концерт "Грачи прилетели" во Дворце спорта. Шумный, рок-н-ролльный. Но в этом Дворце спорта запрещено продавать алкоголь. И третий год подряд концерты проходят "на сухую", публика, как сказал один мой друг "в жопу трезвая". В первый год было как-то непонятно. Во второй — люди привыкли и взяли детей. В третий раз пришли с детьми и говорят: "Да, классно! Пьяных упырей нет. Никто не лезет. Дети вместе с нами танцуют"…

Владимир Бегунов: Такой могла быть наша страна!

Корр: А что мешает?

Шахрин и Бегунов: бухло!!!

Корр: Можно веселиться на трезвую голову? И чувствовать себя счастливым?

Владимир Шахрин: Конечно. Посмотри вот на товарища (показывает на Владимира Бегунова). Сначала ему нужно было напиваться до чертиков столько лет, чтобы потом понять, где зло. И вот уже 17 лет он трезвый и веселый.

Корр: А как Вам удается трезвость сохранять?

Владимир Бегунов: Да проще простого!

Корр.: Везде же продают и наливают?

Владимир Бегунов: А нам и бесплатно наливают! Быть трезвым хорошо. Вот в чем еще дело. Пока женщины прощают, мужики пьют. Если бы женщины не прощали, треть мужиков была бы трезвой. Надо пиарить трезвость! Ничего сверхъестественного в этом нет. Это точно также, как есть вегетарианскую еду, не убивать животных. Быть трезвым — это нормально.

Корр: А Вы помните тот момент, когда дошли до «дна» в своем употреблении алкоголя?

Владимир Бегунов: Да, там очень интимный момент…

Владимир Шахрин: Ой, а мы очень хорошо помним этот момент!

Владимир Бегунов: Ничего героического в этом нет, когда человек пьет и ссыт в штаны. Я понимаю, что большая часть рок-н-ролла строится на этих порочных парнях, которые таскают за волосы женщин…

Владимир Шахрин: Но легенда гласит: 92-й год, в Москве проходит фестиваль "Поколение-92", спонсор — водка "Зверь". И ее было не-ме-ре-нно! И после фестиваля всех загружают … нет, не на корабль! Мы вчера в Находке нечаянно сказали корабль, так нам потом на вид поставили…

Владимир Бегунов: И кто? — мотоциклисты!

Владимир Шахрин: И вот нас загрузили на теплоход с водкой "Зверь" и всю ночь возили по Москве-реке.

Владимир Бегунов: Такого количества блюющей интеллигенции я никогда в жизни не видел!

Владимир Шахрин: И там я застал такую картину: в брутальной рок-н-ролльной компании оказался Сергей Пенкин… А на утро мы грузили в машину "мертвого" Бегунова. Он бормотал, что ничего не помнит. – «Точно ничего не помнишь?! Да ты вчера с Сережей Пенкиным в губы целовался!». После этого он бросил пить и вот уже 17 лет трезвый.

Корр.(Владимиру Шахрину): Вы, как бывший строитель-монтажник, оценили масштабы строек во Владивостоке?

Владимир Шахрин: Когда я понимаю, значение нового строительства, я – «за»! Но в своем городе мы часто выступаем против нового строительства, когда понимаем, что бездушно, бездарно сносят архитектурный ансамбль, а вместо этого появляется что-то чудовищное. В Екатеринбурге это наше амплуа. Мы можем и на уличный пикет выйти. Можем пойти на встречи с руководством города или области, чтобы они прекратили безобразие.

Голос поклонницы: А есть у вас во Владивостоке любимые места? Может быть, Вы хотели бы сходить куда-то до концерта, который подарит нам столько счастья…?

Владимир Бегунов: Да нас просто в жопенях селят! Поближе к залу, подальше от набережной. А счастье-то я мог Вам дать только на набережной!

Корр: Там перекопано!

Владимир Бегунов: Да ладно! Есть тропинки! Я в Архангельске прожил кучу времени. Там деревянный асфальт, настилы такие. И ничего! Жители Владивостока любят, когда мы говорим, что у нас любимый клуб здесь «Бэ-эс-Бэ».

Владимир Шахрин: У нас здесь первая в жизни морская рыбалка состоялась…

Владимир Бегунов: А Шамора ваша — полная дрянь! Однажды нам сказали, что купаться можно только на Шаморе, и что там есть платный пляж. Ну, мы и поехали!

Владимир Шахрин: А одна из самых первых историй во Владивостоке была в 1988-89 году. Наш первый приезд сюда. Нас поселили в гостиницу, дали предоплату. Мы должны были сыграть шесть концертов. Потом этих комсомольцев-организаторов арестовали и сейф забрали. За какие-то левые билеты на конкурс красоты. И мы неделю жили на Второй речке. Вдруг кричит приятный женский голос: "Группа «Чайф», мальчики! Мы хотим с вами познакомиться и поехать на Шамору!".

Владимир Бегунов: А в электричке к трем девчонкам добавилось штук 15 пацанов…

Владимир Шахрин: …мы на пляже гитару достали, говорим: давайте выпьем, что ли? А они нам отвечают: а мы — Владивостокское общество трезвенников.

Владимир Бегунов: Продвинутые люди! В то время, это ж 88-й год!

Корр: У нас много рок-музыкантов во Владивостоке, которые мечтают о славе "Мумий Тролля". Как в нашей стране стать успешным рок-музыкантом, есть у "Чайфа" рецепт?

Владимир Бегунов: Пусть читают историю "Битлз". Парни очень любили музыку, а вокруг было полное гавно.

Владимир Шахрин: В этом проблема — они думают о славе. А надо думать, как написать хорошую песню.

Владимир Бегунов: Чем больше утонет групп, которые собираются, чтобы срубить славы или бабла, тем лучше. Пусть тонут!

Владимир Шахрин: Никому не нужна вторая группа "Мумий тролль", вторая "Чайф" или «Земфира». Даже если вы споете это по-английски. Нужно песню хорошую написать, чтобы люди скачивали, пели. И тогда продюсеры к вам придут. Будет только одно мучение — кого из них выбрать.

А когда ты приедешь из Владивостока в Москву и пойдешь по продюсерам. Один будет говорит: «дай-ка денег, я подумаю». Другой скажет: «повернись-ка, сынок, о-п-о-й и наклонись, а я подумаю». Надо, чтобы продюсеры сами приходили. А для этого нужен хороший материал.

Владимир Бегунов: Раньше парни собирались в группы, потому что жить без этого не могли. А сейчас — создают проекты! Время проектов. Какие проекты, такая и музыка.


Просмотров: 699 | Добавил: Alldmin | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]